Вишни черешни фото

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Сорт вишни Чудо вишня дюк фото, отзывы, описание


черешни вишни фото

2017-09-24 10:20 Новелла вишня среднего срока созревания, выведенная во Всероссийском НИИ селекции Если Вы хотите узнать характеристику сорта нажмите на фотографию Наши саженцы черешни




- Дяденька, дяденька, хотите собачку погладить? - Давай. Ух ты, псина, морда хорошая... А чего это она у тебя худая такая? - Да не моя это... (Бормочет огорченно) Блин, а говорили - руку враз перекусывает, зараза ...


На том его и порешили...






Сегодня Пасха И яйца разбиваются, И звонко им вторят колокола, И пролетарии всех стран Объединяются Вокруг обильного пасхального стола. Все красят яйца В синий и зеленый. А я свои покрашу в красный цвет, И понесу их пред собою, как знамена, Как эхо наших будущих побед! Сегодня Пасха. Я обниму китайца, И Мао-цзэ-Дуну привет Я передам. И он мне желтые свои Подарит яйца. Взамен ему свои Я красные отдам. © Стройотряд ‘70


Отец моего любимого преподавателя, Александра Григорьевича Суханова, в начале XX века едва не породнился с императорским домом Романовых. Но дом этот разгневался настолько, что неудавшийся жених уехал под Владивосток, купил огромный участок дикого пляжа на берегу Уссурийского залива и принялся разводить коров. К концу 20-х годов утро его многодетной семьи выглядело так: вставали все в три часа утра, дальше счёт шёл по минутам. У каждого члена семьи, включая самых малолетних, были свои обязанности – например, пятилетний Александр Григорьевич растапливал печку, потом разливал молоко по флягам. Может, это и эксплуатация детского труда, но сейчас в свои почти 90 лет Александр Григорьевич превосходно выглядит и полон жизни. Если бы хоть один из двенадцати детей облажался за этой работой, не случилось бы главное – в полшестого утра отец с загруженными флягами должен был выехать на длинную обрывистую дорогу, ведущую к железнодорожной станции. Опоздай он хоть на минуту, поезд ушёл бы во Владивосток, и вся эта работа была бы зря. Вокруг были одинокие хутора, населённые корейцами. Они газет не читали и в 29-м подчистую были раскулачены. Отец Александра Григорьевича газеты читал внимательно и в 28-м свой хутор продал, перебравшись во Владивосток. На его хозяйстве поселились коммунары – двадцать здоровых лбов стали делать работу, с которой вполне справлялась супружеская пара и двенадцать их детей. Через пару лет бывший хозяин хутора встретил знакомого машиниста паровоза, и тот поведал ему, что все коммунары разбежались – достало их вставать по утрам так рано. И ещё он добавил – «А знаешь, я бы хоть в тюрьму сел, но тебя бы дождался – вон сколько детворы у тебя. Просто случай не представился, ты никогда не опаздывал…»