Фото аламан байге

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Сорта сельскохозяйственных растений, допущенные к


байге фото аламан

2017-09-24 10:22 Об утверждении Государственного реестра селекционных достижений, допущенных к




Со мной дружить надо... Войну со мной вы не осилите.


В любом из нас спит гений. И с каждым днем все крепче...






Подарочные стихи Посвящается Наташе В день святого Валентина, Проклиная всех святых Кипу важных дел задвинув Я вымучиваю стих Тщетен поиск вдохновенья Нет в уме достойных рифм Велики мои мученья Их достоин лишь Сизиф Что сказать тебе, услада? Ты мне радость и награда Комплиментов уйму надо Чтоб достойно заплатить За твое долготерпенье За ко мне благоволенье За желание любить Где же взять мне комплименты? Что воспеть мне? Есть моменты… Что особенно приятно в теле милой ощутить? Что отменно, грациозно? Что пригоже и нежно? Без чего нам невозможно? И зачем нужно оно? Что прекрасней чем Европа? Ну конечно, это попа… Попа! Гимн тебе слагаю Вожделением томясь И смиренно умолкаю Неуклюжести боясь Ну конечно, остальное Тоже, в целом, внеземное И достойно ласки нежной И поэта чутких строк И ему придет свой срок


Историю рассказал не я, а известный бард Александр Городницкий На исходе сорок первого года московская группа особого назначения Полярной авиации (МОГОН) получила срочное и ответственное задание. Надо было перегнать из Аляски в Москву новую партию английских боевых самолетов для пополнения наших повыбитых ВВС. В состав группы особого назначения входили наши самые прославленные полярные летчики - герои Советского Союза Водопьянов, Черевичный, Мазурук и другие. С трудом преодолев ураганные ветры и снежные заряды, к тридцать первому декабря они добрались до Амдермы. До Москвы оставалось совсем немного. И тут, как назло, занепогодило. Внезапный циклон принес беспросветную пургу. Стало ясно, что до родной Москвы уже не добраться, и Новый год придется встречать здесь. Это никого не радовало, помимо всего прочего, еще и потому, что все запасы спирта полностью вышли, так как все надеялись к новому году вернуться домой. Далее Мазурук описывает такую невеселую картину: За длин-ным праздничным столом летной столовой сидят, позванивая орденами, унылые героические полярные летчики. На столе - множество самой разнообразной закуски, и при этом полное отсутствие хотя бы одной бутылки. Часы показывают одиннадцать вечера, а за столом царит мрачная тишина. Вдруг распахивается наружная дверь, и вместе с клубами снежного пара в помещение входит старый аэродромный механик дядя Вася, держа в руках большую трехлитровую бутыль с непонятной жидкостью красного цвета. «Дорогие наши сталинские соколы, - говорит дядя Вася нетвердым уже голосом, - не извольте погнушаться. Сам не знаю, что это такое - у себя в ремонтном балке нашел». Таинственную красную жидкость тут же стали испытывать на запах. По запаху - вроде, «она». Но ведь красная. Если бы зеленая или хотя бы синяя, как денатурат. Ведь известно, что красный цвет специально добавляют во все яды, чтобы их кто-нибудь сдуру не глотнул. Пробовать жидкость никто не решался. «Уважаемые герои, - снова заявил дядя Вася, - жизни ваши нужны товарищу Сталину и всей нашей стране для войны с фашистами. А я человек старый, одинокий, никому особенно не нужный. Разрешите за вас смерть принять! » С этими словами он налил себе полстакана зловещего красного зелья, и дядя Вася со словами «За Родину, за Сталина» лихо опрокинул стакан. В напряженном ожидании прошло минут двадцать. Дядя Вася сидел за столом в полном здравии и наливал себе еще. Наконец - без десяти двенадцать - летчики не выдержали. Все налили себе и под далекий бой кремлевских курантов, прорывавшийся сквозь треск ночного эфира, выпили за Новый год и за победу. Про дядю Васю вспомнили только через полчаса, когда заметили, что за столом его нет. Обнаружили его под столом. Дядя Вася лежал на полу, хрипел и дергал ногами. «И тут мы все как были, в одних гимнастерках, выскочили из-за стола и дернули стометровку в наш медпункт, в соседнюю избу, к нашему врачу. Нам, конечно, сразу же - рвотное и промывание желудка, потом опять то же самое, и так часа два. И вот лежим мы все трясущиеся и голые, и вдруг вспомнил кто-то, - а дядю Васю-то, старика, забыли? С трудом напялив обмундирование, поплелись назад, открыли дверь в столовую и увидели странную картину. За пустым столом сидит живой и здоровый дядя Вася, наливая себе очередной стакан. » «А, голубчики, явились, - язвительно заметил он, допивая таинственную жидкость. - Будете над стариком издеваться? Да вы не сумлевайтесь - спирт чистейший. Просто я в него для попту пачку красного стрептоцида опустил... » Gonzo